НИКИТА КРЫЛОВ: Я В КАРАТЭ БЫЛ ИЗ ТЕХ, КТО ВСЕГДА ВЫХВАТЫВАЮТ НА ТРЕНИРОВКЕ

Известный боец ММА Никита Крылов в интервью Матч ТВ рассказал о своем дебюте в организации FIGHT NIGHTS, о начале спортивного пути и других вещах.

 

– Я даже могу вспомнить дату, когда у меня была первая тренировка. В этот день мы покупали подарки девочкам в школе на 14 февраля, и это была суббота, 12 февраля 2005 года. Отец привел меня в секцию каратэ к своему товарищу – Валерию Александровичу Александрову. По субботам в этой секции были тренировки в боксерском зале, и это было похоже на день спаррингов: работали в контакт и очень жестко. Почти все были старше меня, техничнее – и мне доставалось. Самое памятное, когда пропустил фирменный удар из киокушина – с разворота ногой в падении. То есть пяткой прямо в ухо попали. Искры перед глазами, нокдаун. Ухо стало ржавого цвета.

 

Вообще я в каратэ был из тех ребят, которые всегда выхватывают на тренировке, но выходят на соревнования и по каким-то непонятным причинам выигрывают. Помню Кубок Украины: мой вес – 87 кг, вес соперника – 127. Там уже до начала соревнований у всех волнение такое: «Приехал Филипп из Донецка! Филипп приехал!». Я в первом же бою с ним. А там парень такой колобок: ты бьешь, и рука пружинит от него. Я тогда просто за счет упорства и выносливости передавил.

 

– В каратэ можно было заработать денег?

 

– За все время самым дорогим подарком были мишень и дротики для дартса. И еще на одних соревнованиях мне термос подарили. У меня кубок есть просто из куска шпалы сделано, то есть вот натурально – деревянный брусок и на нем фигурки каратистов из пластмассы.Я в принципе и из каратэ ушел, когда понял, что семья тратит деньги на то, чтобы я занимался. Сначала предложили на чемпионат Европы в Польшу поехать за свои. Отец согласился, нашли деньги, я поехал, выиграл тот турнир. Потом чемпионат мира в Японии – и мне то же самое говорят. Папа бы нашел деньги, но мне тогда уже 17 лет исполнилось, я понимал, что идет кризис, денег мало и сам решил, что на деньги семьи я не поеду. В этот момент и начал отходить от каратэ. Поступил в институт, появились другие увлечения.

 

– Как работает каратэ в драках на улице?

 

– В киокушине нет ударов руками в голову, и я очень долго через это не мог перешагнуть. Чисто психологический момент. Даже в уличном конфликте не мог ударить рукой в голову.

 

– А ногой?

 

– Ногой бил спокойно – и это очень хорошо работало. Когда начал по ММА тренироваться, уже выбора не было. Я пришел на первый спарринг по ММА, встал с борцом – и он мне так с рук в голову накидал, что я вообще не понимал, что происходит и как такое может быть, что меня борец перебивает. Он мне набил такую ряху… Я не мог понять, чего происходит, откуда летят руки. А что касается борьбы, то, естественно, я первые две недели вообще падал мешком и не понимал, чего там надо делать, куда вертеться, крутиться, чтобы что-то получилось. Но аспект борьбы в партере, наверное, начал мне даваться больше всего из смешанных единоборств. И все остальное подтянулось.

 

– Встречали в боях кого-то, кто бьет ногами лучше, чем вы?

 

– Я думаю, у меня самые универсальные ноги. Потому что если я освоюсь в бою, поймаю свою волну, то могу работать на ногах, как на руках. То есть как боксер держит соперника на джебе, так и я могу контролировать соперника передней ногой. Я могу пять-десять минут колотить ногами. У меня могут руки сильнее забиться, чем ноги.

 

– В Дагестане довелось услышать историю, что несколько лет назад Никита Крылов приезжал туда и выступал на турнире не то по боям, не то по панкратиону. Причем не под фамилией Крылов.

 

– Я на тот момент тренировался около месяца по ММА. Юрий Киселев сказал, что можно поехать на сборы в Дагестан. А за день до выезда говорят, что будет какой-то турнир, надо там выступить, а после него будут сборы. Дрались мы на ковре – то есть не было ни клетки, ни канатов ринга. На профессиональные бои это похоже не было. Меня тогда вроде объявили с какой-то ошибкой, сейчас не вспомню, как именно. Это был один короткий бой. Я проиграл болевым приемом Ахмедшейху Гелегаеву. В моей статистике этот бой не остался.

 

– В итоге вы там провели сбор?

 

– Я там пробыл дня три. Мы тренировались у Абдулманапа Нурмагомедова, поехали на сбор в горы. Но пришлось быстро уехать. Со мной был Анатолий Сафронов, он заболел – и менеджер сказал, что мне тоже надо уехать вместе с Анатолием. Пришлось, хотя я хотел остаться.

 

– Хабиба видели?

 

– А он как раз готовился, по-моему, ко второму бою в UFC.

 

– Перед последним боем на Fight Nights вы с экрана заявили, что хотите получить российское гражданство. Насколько этот проект реализован?

 

– Этот процесс уже запущен и в ближайшее время он должен подойти к завершению.

 

– Вы живете и тренируетесь в Москве, как вас в этом случае ограничивает отсутствие российского паспорта?

 

– Я могу сказать, что мне хочется меньше ассоциироваться с Украиной в свете происходящих событий. Плюс есть бытовые моменты: у тебя не может быть регистрации, нужна миграционка, ты должен каждые три месяца покидать пределы страны, чтобы ее продлевать, поскольку формально я не работаю.

 

– Боец из США Джефф Монсон получил паспорт гражданина Луганской народной республики, а у Никиты Крылова из поселка Красный луч такого паспорта нет.

 

– Паспорт ЛНР мало что дает. ЛНР официально не признана, и паспорт является внутренним документом, по нему не выехать за границу. Джефф Монсон при этом не отказался от гражданства США, так что для него это больше формальность.

 

– С украинским паспортом можно было открыть счет в российском банке, чтобы на него перечислялись гонорары из UFC?

 

– У меня был и рублевый счет в российском банке, и валютный, но как у нерезидента, а вообще гонорары из UFC мне переводили на счет в российском банке по реквизитам. Обычно к тебе подходит человек из UFC и отдает чек на определенную сумму, я же просил сразу сделать перевод на карту и указывал свой банковский счет. В течение двух дней приходили деньги и приходила СМС.

 

– 2 июня 2017 года вы провели первый бой в Fight Nights. Насколько это было финансово выгоднее, чем в UFC?

 

– Даже если бы контракт Fight Nights по цифрам повторял контракт UFC, это все равно было бы выгоднее, потому что у меня никто здесь не удерживает 30 процентов, как в США. А Fight Nights берет выплату налогов на себя – и я получаю сумму уже без каких-либо вычетов.

 

– UFC запрещает бойцам размещать рекламу на своей одежде, но взамен компания-экипировщик делала дополнительные выплаты для бойца. Сейчас вы лишились выплат от Reebok, но получили возможность размещать рекламу. Что выгоднее?

 

– Сейчас удобно, что спонсорские выплаты зависят от моих отношений со спонсорами и моей популярности в России. В США выплаты от Reebok зависят от количества боев в UFC. Меньше пяти боев – 2500 долларов. До десяти боев – 5000 долларов. Я ушел из UFC после десяти боев. Если бы остался, получал бы от Reebok уже по 10 тысяч долларов.

 

– На бой в России вы пошли с временной татуировкой и двумя логотипами на спортивных костюмах. Все это повторило условия Reebok?

 

– Временная татуировка – это примерно 3 000 долларов, но это был первый бой и первый опыт сотрудничества. Что касается логотипов: сейчас меня поддерживает «Северный десант», это не только спонсоры, но и мои старшие товарищи, которые помогают с решением каких-то бытовых вопросов. И VP lab – кто обеспечивает меня спортивным питанием. Обе эти компании платят мне зарплату.

Источник:
matchtv.ru

Tags: , ,
© 2016 Moscow club “ Ashihara Karate Kai-Kan ” 芦原会館